Идея рулит

Только после ноябрьского семинара Яна Якоба Стамма о завершении отношений с системой для меня раскрылась невероятная глубина сути, которую в феврале в Москве передавал его коллега Антон де Кроон.

Антон подробно говорил об идее, лежащей в основе. В этом месте стоит остановиться. Потому что ума, опыта, внимания, тогда мне не хватило, чтобы объять идею про идею.

Идея, по сути, и есть причина, когда мы рассматриваем причинно-следственные связи и хотим завершить те или иные отношения. Архетип, в котором человек проявляется, также зиждется на идее. Идея – красная нить, основа любой истории.

Например, человек может быть носителем, проводником, вдохновителем какой-то идеи и вбухать в это единоразово или на постоянной основе большое количество своей энергии в виде креативности, умения структурировать, энтузиазма, конкретных действий или вложением в дело имеющимися связями и наработками.

Большая идея питается малыми идеями.

Отношения в паре, к примеру, трансформируются или разрушаются в зависимости от того, сможет ли пара совместно прояснить общую идею, реализовать ее, а затем создать новую идею или в какой-то момент осознать, что каждый в паре живет, “руководствуясь личной идеей” и совместность невозможна. Несовместимость путей реализации идей. Но, в тоже время, абсолютно нормально в другой паре несовместные идеи живут в одном пространстве и делают людей счастливыми.

Тогда мы приходим к более фундаментальному видению вопроса. Если у пары или одного из партнеров есть Идея о том, что “пара живет вместе только ради того, чтобы совместно…. (суть “идеи совместности”, то как только идеи становятся несовместными, в паре возникает необъяснимый “конфликт интересов”).

Обычно он долго терапевтируется с подружками по телефону или с кофе на кухне. Коротко с друзьями за рюмкой чая. Со слезами в кабинете психолога или с проживанием повторного рождения у практиков эзотерического направления. Все способы прекрасны и речь не о них.

Только допустите мысль, что всем рулит Идея.

Идея об идеальной семье, идеальном материнстве; о правильных отношениях между мужчиной и женщиной, начальником и подчиненной, человеком и предками.

И при всей кажущейся безыдейности современного человека мы до мозга костей состоим из идей.

И именно в момент, когда я начала “обкатывать” идею, предложенную за основу Яном Якобом Стаммом о завершении отношений с системой, меня вынесло в пространство изначальной идеи, благодаря которой я и попала в эту систему.

Тогда становится очевидным, что не имея гипотезы-допущения-идеи о том, что мои предки имели наследуемые идеи. Я иду в практики любого вида для общения с предками и укрепляюсь в силе для проведения системной идеи в жизнь. А только позволив себе предположить, что не все их идеи должны были развиваться, я притормаживаю и начинаю смотреть в идеи, разбирая их на живые, жизнеспособные, мертвые (отжившие).

Смотрите какой простор, сколько возможностей для снятия напряжения. Вот и завершение отношений с системой. В том числе родовой.

Но здесь поле разверзлось громами возмущений, становится видимой идея “расставанье – маленькая смерть”. Ее снова в перепросмотр на отделение живого от отжившего.

Завершение отношений с системой – это освобождение и системы, и себя от “стабильности”, это и есть переход, обновление.

Поле задышало. Живые ценности и идеи продолжат свою жизнь, отжившие не станут причиной внутренних конфликтов человека.

Может даже казаться, что вы никому не интересны, вы изгой, отверженный. Но это идеи внутри вас отжившие, и их система желает отторгнуть.

Горе от ума случилось в 20 веке.

Не тратили наши предки свои силы на нересурсные идеи. Их отбрасывали за энергоёмкостью. Прожекты, конечно, тоже строили, грезили, мечтали, фантазировали. Но кредиты в банке и мини-займы массово никто не давал, пиццу в ночи не доставляли, за букетом надо было в сад выйти, к цветочнице сходить. А чтобы спросить, как дела у любезной Елены Петровны письмо потрудиться составить надо было или с визитом явиться, соблюдая приличия.

А если это было нецелесообразно, то времени не тратили зря.

От идей отказывались естественным образом. Если посмотреть на творчество Кандинского, Шемякина, наглядно видно как от одной идеи художники переходили к другой. Да, возможно вернуться к идее прошлого, но не застревать, не плодить, не умерщвлять жизнь идеями.

Идея об аскезе, праведности, приличии, как и идея любого толка, может быть столь велика, что “захватит ум человека целиком”, подчинит его себе. Но либо я творец идеи, либо верный продолжатель. И здесь, как нередко пишу, “думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь”.

Ваши отклики формируют пространство моего исследовательского интереса. Мне ценно читать как вы видите, ощущаете, воспринимаете смыслы. Наше похожее и различное расширяет границы мной воспринимаемого. Большое спасибо за то, что откликаетесь и пишете.

  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Комментарий